Юридические услуги Ликвидация предприятий
Ликвидация предприятий
 
Юридические услуги
Юридические услуги
Юридические услуги
Юридические услуги
Добро пожаловать на сайт Консалтинговой группы «АРС Групп»!
Мы специализируемся на юридических и консалтинговых услугах в области банкротства предприятий белорусским, российским и зарубежным организациям и предприятиям. Офисы юридических фирм, входящих в состав Консалтинговой группы «АРС Групп», расположены в городах Санкт-Петербурге (Российская Федерация) и Минске (Республика Беларусь).
узнать больше ...
С 1 Июня стартовала Рекламная кампания
"АРС Групп"
 
Альянс "АРС Групп":
 
Антикризисное Управление

ARSGROUP.BY
ОО ПП "АРС Групп"
Банкротство.
Ликвидация предприятий.
Санация предприятий.
Антикризисное управление.
(www.arsgroup.by)

 
Антикризисное Управление
ANTICRISIS.BY
Газета «Антикризисное Управление»
(www.anticrisis.by)
 
Антикризисное Управление
BANKROT.BY
Информационно - аналитический ресурс - "Банкротство в Республике Беларусь"
(www.bankrot.by)
 
Антикризисное Управление
CRISIS.BY
Ваш вопрос, Наш ответ. Вопросы Банкротства.
Антикризисное управление.

Ликвидация предприятий.
Санация предприятий.
(www.crisis.by)
 
Антикризисное Управление
NORMALITY.BIZ
Рекламное консультирование, разработка рекламных носителей, создание БРЭНДА.
(www.normality.biz)
 
Антикризисное Управление
TRUST.BY
Городское общественное объединение "Профессиональное партнерство"
(www.trust.by)
 
 
ПУБЛИКАЦИИ
   
Газета "Антикризисное Управление"
Елена Нежинец,
Геннадий Тихомиров


Основная задача антикризисного управляющего — максимальное удовлетворение требований кредиторов. www.anticrisis.by
 

Термин «антикризисное управление» возник в нашей стране сравнительно недавно. Считалось, что причина его появления заключается в реформировании белорусской экономики и постепенном вхождении Беларуси в зону кризисного развития.  Кризис, каким бы глубоким он ни был, все-таки когда-нибудь да пройдет. И надобность в антикризисном управлении отпадет? Значит ли это, что такой тип управления имеет  временный характер? Зачем же тогда изучать его, создавать научную концепцию и готовить специалистов в системе высшего образования?

На эти и некоторые другие вопросы редакции газеты «Антикризисное управление» согласился ответить заместитель председателя Хозяйственного суда г. Минска, судья первой квалификационной категории Виктор Александрович КУРИЛО.


Корр.: Виктор Александрович, какие задачи стоят перед столичным Хозяйственным судом?
В.Курило: Хозяйственный суд г. Минска был создан 1 января 1999 г. путем выделения его из хозяйственного суда Минской области. Этот хозяйственный суд осуществляет в соответствии с Конституцией Республики Беларусь в пределах своей компетенции правосудие в области хозяйственных (экономических) отношений в целях защиты прав и охраняемых законом интересов юридических и физических лиц, в том числе иностранных, а в случаях, установленных законодательными актами Республики Беларусь, и иных организаций, не являющихся юридическими лицами. Среди его основных задач — обеспечение защиты прав и охраняемых законом интересов организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности путем осуществления правосудия и   правильного и единообразного применения законодательства при осуществлении правосудия; содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений в сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности. В своей нелегкой деятельности судьи руководствуются принципами законности и независимости; состязательности и равенства сторон в процессе; открытости и гласности судебного разбирательства; свободного доступа к правосудию; обязательности судебных актов для всех организаций и граждан.

Корр.: Хозяйственный Суд г. Минска сегодня ведет более 80% всех  дел в Беларуси. Какая часть судебного производства ведется в отношении предприятий-банкротов Республики Беларусь?
В.Курило: На протяжении последних трех лет — с 2006 по 2008 — процент банкротных дел в Хозяйственном суде г. Минска составляет порядка 5–6% по отношению ко всем делам, которые мы рассматриваем. В этом году (по состоянию на начало сентября) количество таких дел немного снизилось — до 4,5%, потому что увеличилось количество дел иных категорий. Но в среднем мы завершаем 700–800 дел. 

Корр.: Чем объясняются такие большие цифры?

В.Курило: Прежде всего тем, что в нашем регионе находится гораздо больше хозяйствующих объектов — тех, которые имеют задолженности перед бюджетом или являются потенциальными банкротами и т.п. Примерно 70% их сконцентрировано в Минске.

Корр.: Каково процентное соотношение  судебных  производств в отношении предприятий-банкротов в государственном и негосударственном секторе, которые ведет Хозяйственный суд г. Минска?

В.Курило: Что касается этой пропорции, то сложность здесь в том, что подавляющее большинство — это предприятия негосударственной формы собственности. Например, в этом году по предприятиям негосударственной формы собственности мы завершили 425 дел, а по государственным — всего лишь два. Ведется еще 7–8 дел (сказать более точно не могу, потому что их количество постоянно меняется). В процентном отношении это составляет менее одного процента.

Корр.: В какую сторону — уменьшения или увеличения — «склоняется» количество дел о банкротстве?

В.Курило: Находится примерно на одном уровне. Вначале, после того, как Закон Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 18 июля 2000 г. вступил в силу, таких дел было немного (по сравнению с сегодняшним днем). К сожалению, тенденция эта в дальнейшем будет увеличиваться, поскольку большое количество белорусских предприятий имеют задолженности перед бюджетом, или не работают вообще. Они — наши потенциальные должники по делам о банкротстве. Конечно, определенные меры по ограничению такого рода дел принимаются  — это связано с механизмом списания старой задолженности, которая образовалась, скажем, в 1990–2000 гг. Сейчас принят Указ Президента Республики Беларусь №329 от 13.06.2008г « О некоторых вопросах признания задолженности безнадежным долгом и ее списании « который установил определенный механизм списания такой задолженности. Если будет прорабатываться порядок применения данного механизма, дел будет меньше, чем мы ожидали.

Корр.: Положения Указа действительны без участия хозяйственного суда?

В.Курило: Да, без решения суда. Однако в этом Указе имеется небольшой недостаток, который не позволит в полной мере ограничить ведение дел, результат которых будет все равно нулевым. Допустим, предприятие неработающее, имущества нет… Но чтобы исключить предприятие из регистра, нужно провести эту процедуру хотя бы формально.

Корр.: Соответствует  ли, на Ваш взгляд,  нынешнее  законодательство требованиям времени в  сфере антикризисного управления?

В.Курило: Все зависит от того, какие мы ставим задачи перед судебной процедурой банкротства. Если вести речь о том, чтобы просто списать те долги (без реального требования кредиторов), то здесь, как мне представляется, можно совершенствовать законодательство. В частности, до конца проработать механизм, который частично заложен в 329-м Указе Президента Республики Беларусь , по несудебному списанию этих долгов, без заявления в суд таких должников вообще.

Корр.: Что мешает  ведению судебных дел в отношении предприятий-банкротов?

В. Курило: Ничего не мешает. Вначале надо просто правильно спланировать работу по ведению таких дел. К сожалению, пока что все участника процесса  преследуют свои цели: кредиторы, должник и собственник должника (если это унитарное предприятие), управляющий, само предприятие… А ведь у всех этих субъектов должна быть общая цель, то есть они должны действовать в общих интересах, во благо всех. Скажем, если возбудили дело о банкротстве, затем конкурсное производство, то все они должны быть заинтересованы в том, что же произойдет с этим предприятием. Если примут решение о санации, значит, придется помогать друг другу, станут искать какие-то пути взаимодействия, которые привели бы к положительному результату. Если — решение о ликвидации предприятия, тогда, соответственно, надо постараться решить вопрос так, чтобы максимально полно удовлетворить требования кредиторов за счет того имущества, которое имеется. Помощь со стороны кредиторов — оценка и реализация имеющегося имущества. Управляющего, безусловно, надо контролировать тем же кредиторам, но этот контроль не должен сводиться к воспрепятствованию его действий. Иногда мы, к сожалению, становимся свидетелями ситуации, когда отдельные кредиторы, желая получить удовлетворение именно своих требований, зачастую тормозят процесс реализации того же имущества. Не повсеместно, но иногда такое встречается. 

Корр.: Много ли сегодня находится в производстве дел о банкротстве с санацией?

В. Курило: Таких дел немного. В данный момент в нашем суде рассматриваются всего лишь два. Это ОАО «Минский часовой завод» и ОАО «Дрожжевой комбинат» (пока санации на нем, правда, нет). Конкурсное производство в отношении дрожжевого комбината пока только открыто, поэтому еще рано говорить о том, что решат в дальнейшем кредиторы, но, в принципе, этот вопрос решится, скорее всего, положительно. Недавно в процедуре санации у нас находилось предприятие «Белхлебопродукт», однако санация положительных результатов не дала, и буквально два месяца назад в отношении этого предприятия мы открыли ликвидационное производство.

Корр.: С какими проблемами Вам приходится сталкиваться при ведении подобных дел?

В. Курило: Подавляющее большинство дел у нас возбуждается по упрощенной процедуре: когда уже должник ликвидирован, и в процессе ликвидации выясняется, что для удовлетворения требований всех кредиторов не хватает имущества… В таких случаях процедура банкротства упрощается, и сразу открывается ликвидационное производство.

Корр.: Это проще?

В. Курило: Это не проще. Просто на момент появления в суде заявления должника либо кредитора уже очевидно, что какой-либо санации быть, в принципе, не может. Если нет никакого имущества, денежных средств, значит, и речь о санации просто нецелесообразна. 

Корр.: А положительные примеры санации имеются? Можете их назвать?

В. Курило: Таких примеров, увы, мало. За последние годы я могу назвать лишь одно предприятие, которое успешно прошло процедуру санации. Это УП «Компонент». (Наша газета рассказывала об этом уникальном предприятии, положительно завершившем процедуру санации. Сейчас оно успешно развивается дальше. — Прим. авт.) Сильную положительную роль сыграл антикризисный управляющий Дмитрий Геннадьевич Угольник. Долги у предприятия были внушительные, и большая часть из них была погашена. С кредиторами было заключено мировое соглашение. Это произошло в уже далеком 2004-м году. К сожалению, это единственный пример успешного проведения санации.

Корр.: Сейчас санация осуществляется в основном на государственных предприятиях?

В.Курило: Да, коммерческих структур среди них нет. Если дело инициирует налоговая инспекция,  либо таможенные органы (когда имеются долги перед бюджетом), имущества, как правило, у должника уже нет. А когда — сами должники, то они вначале принимают решение о ликвидации, а потом обращаются в суд с заявлением о своем банкротстве.

Корр.:
Какой сегодня процент погашения требований кредиторов в делах о банкротстве?
В.Курило: Такой статистики у нас нет, потому что тогда пришлось бы вести учет по каждому делу. Поэтому не назову даже приблизительных цифр. Единственное — все дела можно разделить на две категории: те, у которых нет никакого имущества (речь идет лишь о формальном завершении процедуры банкротства); дела, в которых к субсидиарной ответственности привлекаются руководители, учредители должника (тогда предвидится какое-то погашение долгов). Но все зависит от наличия имущества, его ликвидности. Если оно ликвидно, идет погашение требований кредиторов. Но если оно неликвидно (оценивается, например, в 500–600 тысяч рублей), то и речи нет об удовлетворении требований кредиторов. Если к субсидиарной ответственности мы привлекаем участников Обществ с дополнительной ответственностью, размер их ограничен Законом Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 18 июля 2000 г. в пределах этих сумм. Что касается привлечения к ответственности согласно Указу Президента Республики Беларусь № 508, тогда мы возлагаем на субсидиарных должников все долги предприятия-основного должника, и опять же речь идет о финансовом положении самих этих физических лиц — потому что не у всех есть деньги, которые мы взыскиваем в порядке субсидиарной ответственности, и не все долги будут обеспечены.

Корр.: Сколько судей ведут дела о банкротстве в Хозяйственном суде г. Минска?

В.Курило: 8 человек — из 22-х имеющихся в Хозяйственном суде г. Минска судей (вместе с руководством) — занимаются делами о банкротстве. Все они входят в состав Специализированной коллегии по рассмотрению дел об экономической несостоятельности (банкротстве), председателем которой являюсь я. Это, однако, не означает, что председатель нашего суда Игорь Николаевич Жданович остается в стороне, — он отвечает за все.

Корр.: Первые антикризисные управляющие получили свои лицензии 10 лет назад.  Как Вы оцениваете профессионализм и опыт сегодняшних управляющих? Положительные примеры их деятельности Вам известны?

В.Курило:  Если вести речь о каких-то положительных моментах деятельности антикризисных управляющих, можно было бы говорить о четко определенных критериях. Их, однако, у нас сегодня нет. Поэтому будем говорить о конкретной деятельности каждого конкретного управляющего. Первое: надо смотреть, какое у него в производстве находится дело. Если оно проводится по упрощенной процедуре (нет ни денег, ни имущества — ничего, одним словом), то в данной ситуации управляющий фактически выполняет техническую работу. Вовремя закончил дело, получил положительный эффект, вовремя получил вознаграждение… не прилагая каких-то особых усилий. Другое дело, если необходимо завершать ликвидацию предприятия при наличии имущества: управляющему приходится искать дебиторскую задолженность, проводить работу по взысканию задолженности, выяснять вопросы по привлечению к ответственности субсидиарных должников… Могут быть, конечно, определенные критерии. Основной из них — оперативность действий управляющего и максимальное удовлетворение требований кредиторов в пределах имеющегося имущества. Однако в последнее время не могу назвать ни одного положительного примера «из жизни управляющих», потому что если управляющий хорошо работает по одному делу, у него появляются промахи по другому процессу. Было бы идеально, если бы каждый управляющий занимался одним делом. На практике существует — увы! — другая картина. По упрощенной процедуре, которая у нас в республике практикуется, Закон Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 18 июля 2000 г. разрешает управляющему вести сразу несколько дел. В результате такого «распыления» теряется положительный эффект деятельности антикризисного управляющего.

Корр.: Вознаграждение управляющего назначает суд? Существуют какие-то строгие критерии?

В.Курило: Порядок выплаты вознаграждения задокументирован нормативно; кроме общих норм, существует еще и постановление Совета Министров на этот счет; есть Положение, согласно которому выплачивается данное вознаграждение. Хозяйственный суд г. Минска не определяет его минимального размера, заложенного в документах. Но поскольку суду предоставлено право снижать размер вознаграждения управляющему при его неудовлетворительной деятельности, суд вправе требовать от управляющего отчет о результатах своей работы. В последнее время мы настаиваем на выплате вознаграждений за реально проделанную работу за реальный результат работы , а потом уже возногражденние управляющего . Буквально недавно  анализировали дела о банкротстве, которые находятся у нас длительное время, и убедились, что отдельные управляющие плохо отчитываются о работе. Недостаток общий: отчеты шаблонные, и переписывают их антикризисные управляющие из месяца в месяц. В отчете же надо указывать, что сделано конкретно (и такие отчеты от управляющих в наш Хозяйственный суд поступают), сколько реализовано имущества, куда эти деньги были израсходованы, и т.д. Ведь в Законе Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» от 18 июля 2000 г. четко указывается, что одной из основных обязанностей антикризисного управляющего является максимальное удовлетворение требований кредиторов. А то ведь негативных примеров (когда кредиторы не получают ничего, а управляющий — регулярно и в пределах сумм, определенных Положением Совета Министров), предостаточно.

Корр.: В чем состоит отличие  квалификации  государственных и негосударственных антикризисных управляющих?

В.Курило: Все строго индивидуально. Одно дело, когда государственный управляющий имеет солидный опыт работы (как того требует наше законодательство) в какой-либо отрасли экономики, и совсем другое — негосударственный, частный предприниматель, у которого нет такого богатого опыта, только высшее образование, 3–5 лет работы и специальная подготовка. Естественно, первый будет на порядок выше. Немаловажное значение имеет и такой факт: если специалист работает в определенной отрасли народного хозяйства, а затем приходит сюда же в качестве управляющего, то и уровень его компетентности будет, естественно, выше.  

Корр.: Скажите, пожалуйста, в чем заключаются основные проблемы при подготовке антикризисных управляющих?

В.Курило: Непосредственно обучением антикризисных управляющих Хозяйственный суд г. Минска не занимается, поэтому мне трудно судить о тех проблемах, которые там существуют. Единственное, что хотелось бы отметить: готовить такого рода специалистов надо не на общих основаниях, а для конкретных, специализированных отраслей экономики. Главным правилом их деятельности должен стать принцип, что все усилия должны быть направлены на максимальное удовлетворение требований всех кредиторов.  

Корр.: Рассматривается ли в Хозяйственном суде г. Минска возможность аккредитации при суде  более опытных управляющих?

В.Курило: Наш суд такие вопросы пока   нерасматривает .

Корр.: Каким должен быть антикризисный управляющий, центральная фигура в процедуре банкротства — чтобы у суда не возникало с ним никаких трений и проблем?
В.Курило: Прежде всего — профессионалом в конкретной области экономики. Во-вторых (я уже не раз говорил об этом), управляющий должен преследовать конкретную цель своей деятельности: удовлетворение требований кредиторов, а не только преследование своих интересов.

 
 
Design by Normality Команда «АРС Групп»
Мир
не идеален. Но мы над этим работаем.